Potter Life

@Harry_Potter_7 Like 1

🇦 🇱 🇼 🇦 🇾 🇸
Channel's geo & Language
Uzbekistan, Russian


Contact author
Channel's geo
Uzbekistan
Channel language
Russian
Category
Video & movies
Added to index
21.04.2019 16:33
advertising
TGAlertsBot
Monitoring of keywords in channels and chats
Telegram Analytics
Subscribe to stay informed about TGStat news.
TGStat Bot
Bot to get channel statistics without leaving Telegram
754
members
~671
avg post reach
~2.9k
daily reach
~4
posts per day
89%
ERR %
0.35
citation index
Forwards & channel mentions
252 mentions of channel
0 post mentions
1 forwards
✵ Be Yourself 🎵
17 Jul, 20:26
ВЗГЛЯДЫ
15 Jul, 18:35
GGWP
15 Jul, 18:35
ТНТ | Official
15 Jul, 18:35
Interest Moment™
15 Jul, 18:35
✵ Be Yourself 🎵
15 Jul, 09:00
Interest Moment™
13 Jul, 19:16
ВЗГЛЯДЫ
13 Jul, 18:54
ВЗГЛЯДЫ
12 Jul, 18:59
Interest Moment™
12 Jul, 18:59
ВЗГЛЯДЫ
24 Jun, 18:20
АКЦЕНТ 🌈
24 Jun, 18:20
Cute Animals
24 Jun, 18:20
Channels quoted by @Harry_Potter_7
Interest Moment™
15 Jul, 18:35
LIVERPOOL ✓
15 Jul, 18:35
ТНТ | Official
15 Jul, 18:35
15 Jul, 18:35
ВЗГЛЯДЫ
15 Jul, 18:35
GGWP
15 Jul, 18:35
The_clouds
13 Jul, 18:57
Girly_m 👑
13 Jul, 18:57
LIVERPOOL ✓
13 Jul, 18:57
Interest Moment™
13 Jul, 18:57
ВЗГЛЯДЫ
13 Jul, 18:57
J•Project
13 Jul, 18:57
Y.T.D.M☘️🥀
13 Jul, 18:57
13 Jul, 18:57
LIVERPOOL ✓
12 Jul, 18:59
Interest Moment™
12 Jul, 18:59
12 Jul, 18:59
Recent posts
Deleted
With mentions
Forwards
Potter Life 22 Jul, 17:26
Девочка, которая рыжая

Глава 3

Сколько себя помнила, Хейзел считала себя как минимум – необычной, возможно – даже странной – это зависело от того, с какого ракурса смотреть. Но впервые оказавшись в волшебном мире, рассматривая аллею, на которой расположились волшебные магазинчики, на людей, которые сновали между ними, наблюдая за их поведением, Хейзи осознавала себя очень даже заурядной. Помогая маме убирать после вечеринки в честь собственного дня рождения, Хейзел раздумывала о том, каким образом ей связаться с волшебным миром и уведомить администрацию школы о том, что они забыли прислать Хейзел Поттер письмо.
– Дорогая, сейчас закончим, – обратилась к ней мама, – а потом мы с папой хотели бы с тобой поговорить. – Хорошо, мама, – Хейз воспряла духом, с надеждой глядя на мать – возможно, письмо прилетело в то время, когда она была занята с гостями и родители не могли отдать ей его при посторонних. Продолжая уборку в уже намного более приподнятом настроении, Хейзи помогала маме переносить грязную посуду на кухню, в то время как папа с братом заканчивали складывать и заносить в гараж шезлонги и раскладные столы, которые были расставлены по саду. Наблюдая краем глаза за мамой, Хейзи отмечала ее нервозность и обеспокоенность, утверждаясь в мысли, что письмо все-таки пришло – волшебница прекрасно знала, как мама переживает по поводу ее возможного отъезда. Устранив все видимые последствия праздника в доме и во дворе, семья в полном составе присела отдохнуть в гостинной. Хейзел, видя как нервничают родители, решила временно отступить от вопросов и мыслей о письме, дав им небольшую передышку, тем самым позволив им хоть немного расслабиться: – Мама, папа, спасибо вам большое за организацию такого замечательного праздника. – Ее прием сработал только с отцом – тот улыбнулся дочери, бросив на нее нежный взгляд, в то время как мама оставалась полностью напряженной – Хейз не была уверена в том, что та ее вообще услышала. – Не за что, милая. Мы с мамой очень рады, что тебе понравилось. – Вернон легонько ткнул ушедшую в свои мысли Петунью локтем в бок, пытаясь заставить ее подключиться к разговору. Он прекрасно понимал тревоги своей жены, но искренне считал, что размусоливание этой проблемы ситуацию не улучшит, письмо следовало отдать еще утром, не растягивая “удовольствие” от предвкушения на весь день. А сейчас выражение лица жены и вовсе его пугало – было такое впечатление, будто она вот-вот собирается шагнуть с высокой скалы, а в данный конкретный момент – преодолевает последние сомнения. Петунья, резко вынырнув из своих мыслей, подняла взгляд на дочь: – Да, не за что, дорогая. – И вдруг, абсолютно без перехода добавила: – Тебе пришло письмо. Возможно, следовало отдать тебе его сразу, но ты знаешь мое отношение к твоему отъезду. – Петунья глубоко вздохнула, на мгновенье прикрыв глаза, решаясь. – Детка, я очень боюсь тебя отпускать и я в ужасе от мысли о том, что ты отправишься туда совсем одна, но я понимаю, что никакого другого выхода для тебя – для нас – не существует. И мне не хотелось бы, чтоб ты уезжала из дома с грузом на сердце, поэтому я… – Петунья не смогла закончить предложение, так как оказалась заключенной в крепкие объятия дочери. – Спасибо, мамочка, – шептала Хейз на ухо матери, обнимая ее за шею и сильно зажмурив глаза, пытаясь взять под контроль разбушевавшиеся эмоции. – Спасибо! Петунья еще раз приобняла крепко обхватившую ее Хейзел и высвободилась из ее рук, передавая дочку в объятия Вернону, встала с дивана и направилась к комоду, в ящике которого лежал конверт. У Хейзи, вот уже год как ожидающей этого события, перехватило дыхание. Наблюдая за тем, как мама достает письмо, она старалась взять под контроль свою нервозность и успокоить бешено бьющееся сердце. “Вдох-выдох, вдох-выдох, очисти свое сознание хоть на несколько секунд – это поможет” – думала Хейз, прижимаясь к отцу, который мягко обнимал ее за плечи. Закрыв глаза и пытаясь успокоиться, она представляла себе море, которое легкими волнами омывает пустынный берег. Волна подходит – вдох, отходит – выдох, вдох-выдох, вдох-выдох. Немного
Read more
Potter Life 22 Jul, 17:26
расслабившись, Хейзи открыла глаза и увидела маму, которая стояла прямо перед ней и с понимающей улыбкой протягивала ей плотный на вид, желтого цвета, конверт. Протянув дрожащую руку, волшебница еще несколько мгновений не могла решиться взять письмо в руки. Все-таки осмелившись, и взяв послание у матери, Хейзел с удивлением принялась его рассматривать. Первым, что бросалось в глаза – было отсутствие каких-либо почтовых марок. – Письмо принесла сова? – вопросительно посмотрела на родителей Хейз. – Нет, лежало утром в почтовом ящике, вместе с остальной почтой, – ответил Вернон, в смущении потирая рукой нос. – Прости, малышка, что не отдали сразу – хотели, чтоб ты спокойно насладилась своим праздником, не переживая ни о чем. Хейзи, не найдясь с ответом просто кивнула – она понимала подоплеку поступка родителей. А в том, что она была не в состоянии полноценно наслаждаться устроенной в её честь вечеринкой и горой подарков, постоянно возвращаясь мыслями к письму – родители были не виноваты. Продолжая изучать конверт, она прочла надпись, которая была сделана очень старомодным, витиеватым почерком ярко-зелеными чернилами:

Мисс Х. Поттер Вторая комната слева от лестницы на втором этаже, Прайвет драйв 4, Литтл Уингинг, Графство Суррей

На обороте письмо было запечатано массивной пурпурной восковой печатью, на которой были изображены четыре животных – барсук, орел, змея и лев, а по центру – крупная буква Х. Хейз подумала о том, что это изображение вполне могло бы быть гербом школы. Сломав печать и вскрыв конверт, Хейзи достала из него несколько сложенных листов бумаги (или пергамента?) и развернула первый из них.

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «ХОГВАРТС»

Директор: Альбус Дамблдор(Кавалер ордена Мерлина I степени, Великий волшебник, Верховный чародей, Президент Международной конфедерации магов)

Дорогая мисс Поттер!

Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов. Занятия начинаются 1 сентября. Ждем вашу сову не позднее 31 июля.

Искренне Ваша, Минерва МакГонагалл, заместитель директора!

Хейз пробежала глазами по стандартному тексту. “Превосходно, где именно я сейчас должна взять сову, чтоб отправить ее не позднее сегодняшнего дня?” Подняв вопросительный взгляд на маму Хейзи передала первую часть послания маме. – Я не помню как именно это было с Лили, но уверяю тебя, что никаких сов в ответ мы не отправляли. – Быстро прочитав письмо, прокомментировала женщина. – Вероятно, в ближайшее время придет кто-то из школы, чтоб уточнить все детали и отвезти тебя на Диагон-Аллею за покупками. Развернув второй лист письма, она приступила к чтению приложения:

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА

«Хогвартс»

Форма Студентам-первокурсникам требуется: Три простых рабочих мантии (черных). Одна простая остроконечная шляпа (черная) на каждый день. Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала). 0дин зимний плащ( черный, застежки серебряные). Пожалуйста, не забудьте, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента. Книги Каждому студенту полагается иметь следующие книги: «Курсическая книга заговоров и заклинаний»(первый курс). Миранда Гуссокл «История магии». Батильда Бэгшот «Теория магии». Адальберт Уоффлинг «Пособие по трансфигурации для начинающих».Эмерик Свитч «Тысяча магических растений и грибов». Филлида Спора «Магические отвары и зелья». Жиг Мышьякофф «Фантастические твари и места их обитания». Ньют Саламандер «Темные силы: пособие по самозащите».Квентин Тримбл Также полагается иметь: 1 волшебную палочку, 1 котел (оловянный, стандартный размер №2), 1 комплект стеклянных или хрустальных флаконов, 1 телескоп, 1 медные весы. Студенты также могут привезти с собой сову, или кошку, или жабу. НАПОМИНАЕМ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО ПЕРВОКУРСНИКАМ НЕ ПОЛОЖЕНО ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ. – Это так странно, – прошептала Хейзи, окончив чтение. – Это намного более странно, чем я когда-либо могла себе представить. Пожелав родителям спокойной ночи и решив, что у
Read more
Potter Life 22 Jul, 17:26
тро вечера мудренее, Хейзи отправилась наверх. Стоя под душем, Хейзел обдумывала перечень вещей, которые ей было необходимо купить для Хогвартса. Конечно, волшебники, носящие мантии и остроконечные шляпы, которых они рисовала у себя в голове, выглядели очень забавно и немного наигранно. А перспектива самой носить такую одежду, когда людьми давно уже придуманы удобные джинсы, футболки и водолазки представлялось ей тем еще неудобством, но в чужой монастырь со своими тараканами, как известно, не лезут. С книгами было еще интереснее. Хейзел не могла дождаться того момента, когда все перечисленные учебники попадут к ней в руки и она сможет, наконец, найти ответы на все накопившиеся у нее вопросы.

Наиболее ее заинтересовали “Теория магии” – в ней она надеялась найти подтверждение или опровержение своей теории о магической силе и магическом резерве, а также – “Заговоры и заклинания”, при помощи которой она рассчитывала получить множество новых навыков и тем самым расширить область своих возможностей. Наименее перспективными ей показались “Магические растения и грибы” и “Фантастические твари”, так как биология никогда не была страстью Хейз, но последняя книга, определенно, обещала быть интересной для общего ознакомления. Естественно, Хейзи не собиралась останавливаться на покупке только перечисленных книг – попав в волшебный книжный она планировала первым делом внимательно изучить имеющийся ассортимент и накупить книг, на сколько хватит денег. Мама рассказывала ей, что по ее воспоминаниям волшебный мир был вовсе не дешевым, и родители планировали на первый поход за покупками выделить ей тысячу фунтов, чтоб дочь смогла купить себе все необходимое. Также Хейзел планировала опустошить свою копилку, куда она регулярно откладывала часть своих карманных денег, планируя в будущем совершить какую-то крупную покупку самостоятельно. Но так как родители полностью удовлетворяли их с Дадли потребности, деньги так и остались невостребованными. За несколько лет там скопилась немалая сумма – порядка шестисот фунтов. Этого должно было хватить на первое время. Переодеваясь в пижаму и укладываясь в постель, Хейзел не могла перестать думать. Наличие в списке котла, флаконов и весов наводило Хейзи на мысль о том, что немаловажным предметом в Хогвартсе являются отвары и зелья. Но не имея толком знаний о волшебстве, Хейз было трудно предположить, что именно представляет из себя этот предмет и понравится ли он ей. Если зелья были чем-то вроде волшебной химии, то был шанс, что с этим предметом у нее будет все в порядке – Хейзи в школе нравилось изучать свойства разных веществ и законы, по которым они взаимодействуют между собой. Заклинаний для Хейзел были той отраслью знаний, в которую она мечтала проникнуть как можно скорее и максимально глубоко. Ее интересовало все – от разнообразия и количества существующих заклинаний до техники их выполнения и возможности создания новых. Еще Хейзи задумывалась о том, что в перечне отсутствуют какие-либо учебники по общеобразовательным, не магическим предметам – та же математика, физика, английский язык и литература. Решив, что необходимо уточнить этот вопрос у человека, который будет сопровождать ее на Диагон-Аллею, она смогла наконец-то уснуть. Утром Хейзел долго не могла проснуться – вчера был насыщенный день, да и напряжение последних дней не позволяло ей полноценно отдохнуть. Но вот раздался негромкий стук в дверь: – Хейзи, милая, пора просыпаться. – Мягко произнесла мама. – Вставай, переодевайся и спустись вниз, пожалуйста. – Мама несколько секунд помолчала, и Хейзел уже подумала, что она ушла и собиралась подремать ещё немного, но услышала продолжение фразы: – и поторопись, дорогая. Там к тебе кое-кто пришел. После этих слов ни о каком сне речи быть не могло и Хейзел подскочила на кровати, будто ударенная током. Стремительно схватив легкое летнее платье, в котором можно было без проблем как ходить дома, так и гулять на улице, она бегом бросилась в уборную, громко стуча босыми пятками по полу. Быстро умывшись и почистив зубы, Хейз взглянула в зеркало и глубоко вздохнула, глядя на свою спутанную шевелюру. Секу
Read more
Potter Life 22 Jul, 17:26
нду подумав, она все же сделала несколько пассов руками над своими волосами, направляя на них поток магии и таким образом приводя их в порядок – времени заниматься их распутыванием и расчесыванием обычным способом сейчас не было. Хейзи усмехнулась – может, мама была не так уж и не права, подталкивая дочь к стрижке – ее волосы, хоть и были очень красивыми, но требовали много сил и времени в уходе. Решив, что для подобных размышлений сейчас не место и не время, Хейз поспешно скинула пижаму и натянув сарафан, шустро скрутила волосы в тугой узел на затылке, выскочила из ванной и бросилась вниз по лестнице. Привычно уже влетев на кухню, Хейз резко затормозила в дверях, пытаясь придать своему виду солидности – за столом сидела степенная дама неопределенного возраста и медленно помешивала стоящий перед ней чай. Хейзи пробежалась по женщине взглядом, подмечая детали – к ее разочарованию не было ни мантии, ни неординарной остроконечной шляпы, хотя женщина выглядела все же специфически – черные классические туфли, темные, плотные колготки, строгая серая юбка, прикрывающая колени, белая блуза, застегнутая на все пуговицы и теплый на вид пиджак(это в августе месяце-то!). На фоне мамы, которая стояла рядом в джинсах и футболке женщина выглядела особенно колоритно и строго. – Добрый день! – вежливо поздоровалась Хейзи, делая шаг вперед и сдерживаясь от того, чтоб отвесить реверанс. С пяти лет она училась в достаточно престижной гимназии, в которой была очень четко налажена субординация между преподавателями и учениками. Уроки этикета, которые еженедельно проводились в школе, не были самыми любимыми у Хейзел, однако хорошие манеры были крепко вбиты в ее голову профессиональными педагогами. В повседневной жизни, в кругу семьи и друзей, она не считала нужным разводить политесы и вела себя как обыкновенный подросток. Но совершенно особенный тип поведения с педагогами намертво въелся в ее привычки и зачастую такая модель поведения играла ей на руку. Волшебница перевела на нее внимательный взгляд, стремительно поднялась с места и шагнула к Хейзел: – Здравствуйте, мисс Поттер. Меня зовут Минерва МакГонагалл, я заместитель директора и профессор в Школе чародейства и волшебства Хогвартс. В нашей школе предоставлено для вас место, что должно быть вам известно из письма, которое мы отправили вам. А я пришла побеседовать с вашими родственниками и сопроводить вас за покупками. – Благодарю вас, мэм. – Строгая, даже суровая на вид женщина немного пугала Хейз и она решила до поры придерживаться нейтрально-вежливой формы общения и не набрасываться на нее с вопросами с порога. – Сожалею, но я только встала, вчера был мой день рождения и я поздно легла спать. Если вы не возражаете – я быстро выпью чаю и буду готова идти. – Поздравляю вас с прошедшим праздником, мисс. Думаю, вы должны хорошо позавтракать, – МакГонагалл благосклонно взглянула на нее, – нам предстоит неблизкий путь, вам не следует ходить голодной. – Благодарю, мадам. Хейзи села за стол и стала есть завтрак, который мама поставила перед ней, со скоростью, которая опасно граничила с неприличной. Быстро расправившись с едой, Хейз поблагодарила маму и вскочила, демонстрируя свою готовность отправляться в путь. Но мама притормозила Хейз: – Я прошу прощения, профессор, но я попросила бы вас еще немного подождать. Мне необходимо поговорить с дочерью несколько минут. – Конечно, миссис Дурсль. – Ответила профессор, допивая чай. – Пусть девочка спокойно собирается. Хейзел, увлекаемая мамой, поднялась на второй этаж. Мама вручила ей деньги: – Малышка, здесь тысяча фунтов, как мы и говорили вчера. Купи все, что тебе будет нужно. Если денег не хватит – не расстраивайся, думаю, мы сможем организовать еще одну поездку на эту аллею и докупим все, что необходимо. Выбирая вещи помни, что лучше взять чуть дороже, но более качественное. Но и на очень дорогие вещи без необходимости старайся не бросаться – выбирай золотую середину. – Мама вздохнула и обняла дочку. “Моя крошка, уже такая большая. Как мне не испортить ей настроение своим страхом?” – думала женщина, нежно поглаживая ее по спине. – Спасибо, мама! –
Read more
Potter Life 22 Jul, 17:26
ответила Хейзи, заглядывая маме в лицо и пытаясь оценить ее настрой. – Я еще зайду на секунду к себе и спущусь. Хейз забежала в свою комнату, взяла небольшую сумочку, в которую сложила письмо из Хогвартса и приложение со списком учебников, кошелек, в котором уже лежали ее карманные шестьсот двадцать пять фунтов, добавила туда тысячу, выделенную родителями и бросилась вниз. Профессор МакГонагалл и мама стояли в прихожей у двери, ожидая ее и молчали. Хейзи кожей ощущала какую-то напряженность или неловкость между ними, но задавать вопросы сейчас было не самой лучшей идеей.

Попрощавшись с мамой, Хейзел, в сопровождении профессора, вышла из дома. – Могу я задать вам вопрос, мэм? Женщина удивленно посмотрела на Хейзи: – Конечно, мисс Поттер. Вы можете спрашивать меня обо всем, что вас интересует, когда рядом нет никого из маглов. – Похоже, что женщина не отдавала себе отчета в том, на что обрекла себя, произнеся эту фразу. – Маглов, мэм? – удивленно подняла брови Хейз. – Так волшебники называют людей, которые не имеют магических способностей. Видите ли, мисс Поттер, в волшебном мире много лет назад был принят международный статут о секретности, согласно которому волшебники не имеют права разглашать информацию о своих способностях. Исключения делаются только для семей маглорожденных волшебников, но информация предоставляется им в очень урезанном варианте. Вы будете подробно изучать этот вопрос на уроках истории магии. Хейзел заинтересовалась этой информацией, но решила отложить исследования этого вопроса, вернувшись к более насущным: – Профессор, а куда именно мы направляемся? – Нас с вами интересует крошечный бар под названием “Дырявый котел”. Он расположен в центре Лондона, на Чаринг-Кросс-роуд. – Каким образом мы будем туда добираться? – задала свой следующий вопрос Хейзи. – На общественном транспорте. Естественно, мы могли бы воспользоваться другим способом перемещения и это сэкономило бы нам порядочное количество времени, но вы должны иметь возможность самостоятельно попасть на Диагон-Аллею, потому такой способ добраться туда впервые представляется наиболее разумным. – Благодарю вас, мэм. А что вы преподаете в Хогвартсе, профессор? – Трансфигурацию, мисс Поттер. Это наука о превращениях. – Наверное, это очень интересно, – протянула Хейзел, обдумывая свой следующий вопрос. О чем следует расспросить в первую очередь? О школе? О магии? О всех этих вещах, которые были упомянуты в списке для первокурсников? Ее интересовало многое – котлы, книги, остроконечные шляпы и метлы, которые первокурсникам брать было нельзя. Интересно, зачем вообще в школе детям могли бы понадобиться метлы? – Да, мисс Поттер. Очень интересно, но и достаточно сложно. Без преувеличения могу сказать, что трансфигурация – один из самых трудных для понимания и освоения предметов в Хогвартсе. Хейзи кивнула, думая над тем, что следует спросить еще. Пока она пыталась выбрать, о чем же хочет узнать в первую очередь, к остановке подъехал автобус, в котором продолжать подобные разговоры было нельзя. Вспомнив о своем желании узнать про магловское образование в Хогвартсе, Хейзел решила, что это достаточно нейтральный вопрос и повернулась к МакГонагалл: – Профессор, а как в школе обстоят дела с общеобразовательными предметами? – видя, что женщина не понимает, что именно Хейзел имеет ввиду она осторожно уточнила: – математика, английский язык? МакГонагалл отрицательно покачала головой. "Придется везти с собой учебники и заниматься самостоятельно" – подумала Хейз. Грустно вздохнув, Хейз стала смотреть в окно, продумывая следующие вопросы – возможно, в дороге представится еще возможность поговорить с профессором без свидетелей и порасспрашивать ее о магии. Доехав на автобусе до Лондона, они спустились в метро. Там тоже вести подобные разговоры было нельзя, так что большую часть пути они провели в молчании.Проехав с десяток остановок и сделав одну пересадку, они, выйдя из подземки, оказались в центре Лондона. Профессор Макгонагалл указала Хейзел на маленький, грязный паб со слегка перекошенной вывеской: – Именно в этом баре находится проход на Диагон-Аллею. На него на
Read more
Potter Life 22 Jul, 17:26
евять галлеонов , десять сиклей и тринадцать кнатов, которые она, не считая, забросила в мешок, выданный ей гоблином в ячейке. Проведя в уме нехитрые расчеты, Хейзел поняла, что в ее импровизированном кошельке на данный момент находится почти четыреста галлеонов. Не маленькая сумма, если перевести ее в магловские деньги. “Неплохо живут волшебники” – подумала Хейзи. В ее сейфе, по самым скромным подсчётам лежало не меньше десяти тысяч галлеонов. Это около пятидесяти тысяч фунтов – зарплата за два года среднестатистического офисного работника. И это всего-навсего детский сейф. Значит, в основном сейфе Поттеров находится сумма на порядок больше. Насколько Хейзел помнила – ее биологические родители погибли совсем молодыми – Лили, по крайней мере, был двадцать один год, а поскольку они с Джеймсом были однокурсниками – ему было немногим больше. Джеймс, конечно, был наследником какого-то богатого рода, но все же ситуация выглядела интересной. Выйдя из банка, они с профессором МакГонагалл направились в ближайший магазин – за писчими принадлежностями. Хейз выяснила, что в Хогварсе студенты пишут перьями на пергаменте. Хейзел сперва ужаснулась такой перспективе, но вспомнив про чужой монастырь, решила, что попробует приспособиться. Зайдя в магазин и купив уже укомплектованный набор для школы, в который входило несколько огромных свитков пергамента, десять перьев, пузырьки с чернилами и две чернильницы, Хейз рассталась с двумя галлеонами. Вообще – этот волшебный магазин был очень занимательным. Будь у нее побольше времени – Хейзи с удовольствием подробнее ознакомилась с ассортиментом этой лавочки. Из того, что она успела заметить, кроме стандартных канцелярских товаров, которые она и приобрела, там были зачарованные пергаменты, на которых исправлялись ошибки и исчезали кляксы, перья, которые улучшали грамотность или почерк человека, который их использовал, самопишущие перья, которые самостоятельно записывали под диктовку. Разнообразные чернильницы, которые позволяли менять цвет чернил по желанию и много всего другого. Хейз, вероятно, скупила бы ещё пол магазина, если бы МакГонагалл не переключила ее внимание одной единственной фразой: – Ну что, юная леди, пора приобрести вам волшебную палочку?
Read more
Potter Life 22 Jul, 17:26
значительно больше Хейз заинтересовалась финансовой системой магов. По ее подсчетам, деньги, которые она привезла с собой, после обмена составят сумму в 325 галлеонов. Не зная цен в волшебных магазинах Хейзел не могла оценить, хватит ли ей этой суммы на все, что она планировала купить и сколько ей следует дополнительно взять из сейфа. Она решила прояснить этот вопрос:

– Мадам, не могли бы вы немного сориентировать меня по ценам на Диагон-Аллее? – Откровенно говоря, мисс, я не знаток ценовой политики всех магазинов Диагон-Аллеи, но мне известно, что волшебные палочки стоят от пяти до десяти галлеонов, школьные учебники обычно стоят два галлеона за экземпляр. Обычная школьная мантия стоит порядка двух-четырех галлеонов за штуку. Зимняя мантия дороже – в районе семи галлеонов. С остальным будете ориентироваться на месте, так как я не располагаю этой информацией. – Благодарю, мэм. – Они как раз подошли к банку. Это было высокое, выше других магазинов белое здание, к которому вели белые каменные ступени. Около больших, медных дверей стояло существо, которое заставило Хейзи остановиться на месте: – Что это? – выдохнула она, в шоке разглядывая невысокое, но довольно крепкое существо с непропорционально длинными руками, короткими ногами и туловищем и огромной головой. У этого существа были крупные, заостренные уши и длинный, крючком нос. – Это гоблин, – ответила МакГонагалл, – именно гоблины являются владельцами Гринготтс и, фактически, управляют магическими финансами страны. Хейзел, все ещё пребывая в шоке от увиденного, двинулась следом за профессором в банк. Они оказались в большом зале, где просто огромное количество этих существ – гоблинов, сидели за длинной стойкой и обслуживали клиентов. Профессор уверенно двинулась к одному из гоблинов за стойкой: – Добрый день! Нам необходимо попасть в сейф мисс Хейзел Поттер, вот ключ от ячейки. Гоблин взял в руки маленький золотой ключик, который МакГонагалл выложила на стойку, внимательно его осмотрел, покрутил в руках и, наконец, ответил: – Очень хорошо. Сейчас вас проводят. Он взмахнул рукой и рядом мгновенно появился другой гоблин, который пригласил посетительниц пройти за ним. Открыв одну из многочисленных дверей в зале, он с поклоном пропустил их вперед себя. Хейзел думала, что окажется в еще одном зале, подобном предыдущему, но к ее неожиданности они оказались в узком каменном коридоре – практически пещере, которую освещали закреплённые на стене факелы. На полу находились небольшие рельсы, а сам пол был как будто наклонным – создавалось впечатление, что эта пещера уходит все глубже под землю. Гоблин свистнул и рядом с ними появилась небольшая на вид тележка, в которую они, тем не менее, с легкостью поместились. Гоблин несколько раз ударил рукой по борту тележки и она помчалась вниз, петляя по каменным подземным лабиринтам. Все путешествие продолжалось минут пять и вот тележка остановилась в таком же темном коридоре с одним только отличием – в стене находилась маленькая дверь. Гоблин вставил ключ, который отдала ему профессор, в скважину, несколько раз повернул. Затем приложив ладонь к двери он на мгновение замер. Неожиданно дверь исчезла, оставив в стене проем, в который гоблин жестом руки пригласил Хейзел пройти. Внутри лежали горы монет. Они были рассортированы – золотые, серебряные и бронзовые, но оценить количество денег даже приблизительно не представлялось возможным, но денег было много. Решив разобраться с этим позднее, Хейзи решительно взяла протянутый ей гоблином кожаный мешок и сложила в него по пятьдесят монет каждого номинала. Выйдя из хранилища, Хейз сообщила, что она готова отправляться обратно. Еще раз прокатившись на тележке, уже стоя в главном холле банка, Хейзел вспомнила, что ей необходимо обменять фунты на галлеоны. Когда она сообщила об этом сопровождающему их гоблину, он провел их обратно к стойке. Сидящий там сотрудник, получив из рук Хейз фунты внимательно их осмотрел и пересчитал. Затем проинформировал клиента о том, что курс на сегодняшний день составляет 4,93 фунта за один галлеон. И выложил перед ней еще одну большую горсть монет – триста двадцать д
Read more
Potter Life 22 Jul, 17:26
ложены маглоотталкивающие чары и люди, не имеющие магических способностей, не могут его увидеть до тех пор, пока волшебник за руку не проведет их внутрь. Такое послабление сделано специально для маглорожденных студентов – профессора школы сопровождают учеников только в самый первый раз. Хейзел пристально смотрела на бар, пытаясь найти в нем что-то необычное. Бар как бар – ничего особенного, только грязный какой-то, неопрятный, что в центре Лондона выглядело диковато. Переступив порог, Хейз замерла на месте. Нет, паб все ещё был абсолютно обычным – барная стойка, стеллаж с бутылками, бармен, столики – все, как и везде, разве что место было слишком темным и обшарпанным. Но вот люди… Люди были очень чудными. Большинство из них были одеты в мантии и шляпы и это было значительно более нелепым, чем в самых смелых фантазиях Хейзел. И если людей в мантиях, при определенном уровне терпимости, можно было счесть чудаками, которые собрались устроить какой-нибудь средневековый фестиваль, или сборищем очень эксцентричных судей, то люди, одетые в обычную одежду выглядели ещё более нелепыми и странными. Очевидно, что волшебники не имели никакого понятия о моде маглов. И одеты они были кто во что горазд – классические туфли в сочетании со спортивными штанами были одной из самых уместных комбинаций. Она зажала рот рукой, стараясь сдержать рвущийся наружу смех. Если она правильно понимала, то эти люди, выходя в магловский Лондон, переодевались в обычную одежду, чтоб не привлекать к себе внимания. И довольно забавным было то, что с точки зрения Хейзи, в мантиях эти люди – женщины так точно, привлекли бы немного меньше внимания, чем своими нелепыми одеждами. Профессор стремительно прошла через бар и они вышли на задний двор. Хейзел удивленно огляделась – они находились на маленьком пятачке, где кроме нескольких мусорных бачков и стен ничего не было. Но МакГонагалл уверенно подошла к стене и обернулась к Хейзел: – Запоминайте, мисс Поттер – три камня вверх, четыре вправо и трижды постучать волшебной палочкой. – Профессор выполнила действия, о которых говорила и Хейзи с восторгом принялась наблюдать за тем, как в крепкой каменной стене задвигались кирпичи, образуя арку. Пройдя сквозь нее, Хейз ахнула. Она не ожидала увидеть большой, оживленный переулок, который как муравейник кишел людьми в различных пестрых одеждах. – Для начала мы отправимся с вами в банк – Гринготтс, – произнесла профессор. – Там мы возьмём немного денег из вашего сейфа и обменяем фунты, которые ссудили вам родственники на волшебные деньги. – Мой сейф, мэм? Волшебные деньги? – Хейзи удивлённо смотрела на профессора. – Да, мисс Поттер. Ваши родители были весьма состоятельными людьми и оставили вам приличное наследство. Насколько мне известно – вам принадлежит дом в Годрик-холлоу, хотя я не знаю нюансов – если я не ошибаюсь, то министерство магии организовало там что-то вроде монумента по вашим родителям, открытый для посещения всеми желающими. Ну и, собственно, сейф Поттеров. Так как вы не являетесь совершеннолетней, вы не можете распоряжаться своим имуществом. Но так как ваш отец был потомком древнего рода, у вас есть, как и у всех наследников древних родов, имеется детский сейф в Гринготтс, на который автоматически регулярно переводится небольшая сумма на карманные расходы. За эти годы там должно было накопиться прилично денег и ими вы можете распоряжаться по собственному усмотрению. – Профессор вздохнула, переводя дыхание. – Что же касается волшебных денег, то у нас для расчетов используются галлеоны, сикли и кнаты. Один галлеон стоит семнадцать сиклей, а один сикль – двадцать девять кнатов. Курс по отношению к английскому фунту на сегодняшний день составляет примерно пять фунтов за один галлеон, но он постоянно меняется, хоть и незначительно. Хейзи кивнула, пытаясь переварить гору информации, которая свалилась ей на голову. То, что магическое сообщество имело свой институт власти в виде министерства не казалось чем-то удивительными, хотя и заставило Хейзел задуматься о численности населения магического мира – очевидно, магов было намного больше, чем она предполагала. Но
Read more
Potter Life 22 Jul, 16:14
#hpmemes
Potter Life 21 Jul, 10:57
Potter Life 21 Jul, 10:54
#hpfact
Potter Life 21 Jul, 09:00
#hpmemes
Potter Life 21 Jul, 08:59
#hp
Potter Life 19 Jul, 16:40
👈🏼 5
🤷🏽‍♀ 18
👉🏼 113
Potter Life 19 Jul, 12:33
#hp
Potter Life 19 Jul, 12:33
#hpmemes
Potter Life 18 Jul, 17:42
димо было использовать, когда она создавала заклинание полностью сосредоточившись. Таким путем она вывела теорию о том, что сила волшебника не измеряется исключительно его внутренним резервом. Если ее наблюдения были верны, то можно было предположить, что волшебник с магическим потенциалом выше среднего мог как усилить себя хорошими навыками концентрации и визуализации, что позволило бы ему с большим успехом творить сложные заклинания, так и ослабить свои способности, используя чистый магический поток, значительно истощая свои резервы.

Так же и волшебник с магическим потенциалом ниже среднего при должном уровне концентрации мог вполне экономно расходовать энергию, тем самым значительно увеличив свои возможности, либо – наоборот, при полном отсутствии концентрации такой волшебник был обречён использовать простейшие, самые неэнергоемкие заклинания. Такие выводы привели Хейз к размышлению о двух возможных способах увеличения магической силы – улучшение концентрации, в частности – развитие способности контроля множества магических потоков и развитие магического потенциала волшебника. И если с первым было все более менее понятно, то как осуществить второе и возможно ли это в принципе Хейзи не знала, но очень хотела выяснить. В ночь перед своим одиннадцатым днем рождения она нервничала до такой степени, что не могла уснуть до рассвета. Хейзел настолько увлеклась развитием своих магических способностей и так сильно огорчалась невозможностью узнать о магии больше, что последний год просто бредила Хогвартсом и возможностями, которые он должен будет открыть перед ней. И вот, наконец должен был наступить день, когда она получит свое письмо из школы, а в ближайшие дни – увидит взрослого волшебника, который отведет ее в мир магии и которому она сможет задать все накопившиеся у нее вопросы. Впервые за последние несколько лет Хейзел не могла совладать со своими эмоциями, ее попытки медитировать и таким образом успокоиться и уснуть не приводили к желаемому результату – она все время срывалась на мысли о волшебном мире и заснула, крайне измученная, только под утро. На следующий день, проснувшись, Хейзи быстро спускалась вниз по лестнице, перепрыгивая сразу через несколько ступенек. Влетев на кухню и резко затормозив, она увидела всю свою семью, сидящую в ожидании нее за столом. Перед ними на столе лежала гора подарков, которые были сложены аккуратными стопками. Увидев Хейзел, мама вскочила со своего места, бросаясь к ней с объятиями: – С добрым утром, дорогая! С днем рождения! – поприветствовала Петунья свою дочку. – С добрым утром! Спасибо, мама! – ответила Хейзи, обнимая мать в ответ, но параллельно кося глазами на стол, пытаясь рассмотреть свои подарки. Это было бесполезным занятием, так как все они были обернуты в подарочную упаковку, но удержаться она не могла. – С днем рождения, дорогая! – поднялся с места отец, распахивая для нее объятия, в которые Хейз привычно скользнула, уютно прижавшись щекой к плечу отца. – Девочка моя, уже такая большая! – растроганно прошептал ей в ухо папа. – Будь счастлива, моя малышка. – Спасибо, папочка! – прошептала ему Хейзел в ответ, тронутая поведением отца. Он был не самым щедрым на эмоции человеком, но каким-то образом она всегда точно знала о том, что он ее любит. – С днем, сестренка! – Дадли, как и большинство мальчишек одиннадцати лет считал обьятья – девчоночьими штучками и вообще – не достойным настоящих мужчин занятием, так что просто подмигнул сестре. – Спасибо! – подмигнула ему в ответ Хейзи и перевела ожидающий взгляд на родителей, надеясь получить разрешение приступить к распаковке подарков. – Может быть сначала позавтракаешь? – Хейзи уловила явные поддразнивающие нотки в голосе мамы, которая была лучше других осведомлена о том, с каким нетерпением ее дочь относится к нераскрытым подаркам. Решив подыграть маме, Хейз опустила глаза и тяжело вздохнув, протянула: – Ла-а-адно… Мама рассмеялась и приглашающим жестом указала на стол: “Ну же, открывай!”. Хейзел принялась распаковывать свои подарки, не переставая благодарить родителей – в коробках были красивые писчие принадлежности, несколько
Read more
Potter Life 18 Jul, 17:42
блокнотов в красивых кожаных обложках, несколько новых книг – “Цвет волшебства” Пратчетта, “Убить пересмешника” Харпер Ли и “Хроники Нарнии” Льюиса, несколько видеокассет с познавательными передачами, маленький кассетный плеер с наушниками и самый большой подарок – компьютер, о котором она мечтала уже несколько лет. Когда Хейзи закончила распаковать подарки и рассыпаться в благодарностях, мама позвала всю семью за стол завтракать. В дальнейшем они должны были подготовить дом и двор к приходу гостей – по случаю дня рождения были приглашены несколько подруг и друзей Хейзел из школы. Празднование прошло замечательно, Хейзи получила еще несколько подарков, барбекю, приготовленное папой, было выше всяких похвал и все очень весело провели время. Но с каждым часом Хейзел напрягалась все больше – последний подарок, абсолютно для нее особенный, она так и не получила, а обещанная сова к ней не прилетела. Петунья, сидящая на заднем дворе своего дома в уютном кресле и наблюдающая за резвящимися детьми, пристально следила за переменами настроения своей дочери. Она хорошо видела, как все больше напрягается Хейзел, как из искренней ее улыбка превращается в все более наигранную, в глазах поселяется тревога, а спина становится все более прямой. Прекрасно отдавая себе отчёт в причинах таких изменений и искренне переживая, Петунья так и не смогла найти в себе силы и отдать ей наконец-таки это злосчастное письмо, которое так ждала дочка и которое Петунья нашла рано утром в почтовом ящике. Они с Верноном неоднократно обсуждали этот вопрос, женщина хорошо отдавала себе отчёт в том, что она не может удерживать дочь около себя, не может лишить ее шанса найти себя и свое место в магическом мире. Но как, спрашивается, она должна это сделать? Как можно наступить себе на горло, переступить через животный страх, усмирить тревогу за любимое, пусть и не свое, но родное дитя, в которое была вложена душа и которому ещё много лет назад было отдано сердце? Как смириться с тем, что твой ребенок, вместо того, чтоб находиться дома, в безопасности, уедет за тысячу километров в средневековый замок, где будет жить большую часть года среди чужих людей? Как заставить замолчать внутренний голос, который буквально кричит о том, что этот мир уже забрал одну любимую Петуньей рыжеволосую девочку и теперь она собирается отдать ему вторую? Как? Как-то. Потому что иначе нельзя. Дочка не афишировала, но Петунья знала, что последний год Хейзел перестала так активно осваивать школьные науки и стала учиться – по меркам Хейз – спустя рукава. В то же время – она активно развивала свою магию и Петунья признавала, что то, что она видела – было впечатляющим. Однажды зайдя в кабинет мужа, который служил в доме и библиотекой, она увидела удивительную картину – Хейзи сидела за отцовским столом и писала реферат, настолько погрузившись в свое занятие, что не заметила стоящую на пороге мать, а рядом с ней в воздухе летало несколько раскрытых книг, в которых Хейзи периодически перелистывала страницы взмахом руки. Петунья тихонько вышла из кабинета, осторожно прикрыв за собой дверь, чтоб не потревожить дочь и ещё пол дня была под сильнейшим впечатлением от увиденного. Именно тогда уверенность в собственной правоте Петунии впервые пошатнулась. Настолько естественно выглядела она среди волшебства, так легко и свободно пользовалась своими силами, что волей-неволей в голову лезли мысли о том, чего же она сможет достигнуть, если ее будут учить
Вздохнув, Петунья поднялась со своего места и принялась убирать посуду после вечеринки в честь дня рождения Хейзи, стараясь хоть немного оттянуть время до часа икс. В ближайшее время она собиралась отдать дочери последний и, вероятно, самый важный и судьбоносный в этот день подарок. В ближайшее время Петунья собиралась совершить один из самых сложных поступков в своей жизни. Она собиралась сказать дочке, что не против того, что Хейзи уедет учиться в школу чародейства и волшебства Хогвартс
Read more
Potter Life 18 Jul, 17:42
Девочка, которая рыжая

Глава 2
Будучи девочкой не по годам умной и развитой, Хейз никогда не испытывала особых проблем в общении со взрослыми. Но объяснить маме, что она уже достаточно взрослая и самостоятельная для того, чтоб уехать в Шотландию и учиться в Хогвартсе она так и не смогла. Споры на эту тему в семье продолжались уже около года. И если отец, поддаваясь уговорам и умелым манипуляциям дочери, худо-бедно соглашался с ее доводами, то мать ставила вопрос ребром. Формулировка звучала примерно так – “только через мой труп”.

Хейзел было тяжело продолжать споры, глядя в обеспокоенное и печальное лицо мамы – она прекрасно понимала все ее аргументы. О том, что волшебный мир погубил ее сестру, о том, что это в принципе достаточно опасное место, о том, что дочь большую часть года будет проводить вдали от дома и семьи... Хейзел все это слышала, все понимала, но не видела иных возможностей для развития своих магических способностей, а останавливаться на достигнутом казалось ей и вовсе не правильным, потому она вновь и вновь поднимала этот вопрос. Петунья, как могла, старалась объяснить дочери свою позицию, но каждый раз, натыкаясь на стену истинно ослиного упрямства, понимала, что так и не смогла до нее ничего донести. Дочка донимала ее вопросами о магическом мире и женщина рассказывала ей все, что смогла вспомнить со слов Лили – о трансфигурации и заклинаниях, о волшебных палочках и Диагон-Аллее, на которой они продаются, о нетерпимости к маглорожденным, о Северусе Снейпе – человеке, который первым сообщил ее сестре, что она волшебница, о Джеймсе Поттере и Сириусе Блэке – двух закадычных друзьях, с которыми Лили сперва конфликтовала, а потом, очевидно, сдружилась. О ее собственном конфликте с Лили – о его подоплеке и причинах, по которым она, в детстве горячо желавшая тоже поехать учиться в Хогвартс, со временем так кардинально изменила свое мнение о магическом мире. Хейзел внимательно слушала рассказы мамы, запоминая малейшие детали, предполагая, что когда-нибудь эти знания могут ей пригодиться. Она знала – что бы ни сказала ей мама – ее решение не изменится – Хейзи была уверена, что ее место в магическом мире и никак иначе. За те несколько лет, прошедшие с того момента, когда она сумела полностью подчинить себе свою магию и избавилась от неконтролируемых магических выбросов, Хейз едва ли смогла как-то значительно продвинуться в развитии своих способностей. Нет, она по прежнему могла делать все то же самое, что и в детстве, но после маминых рассказов о волшебстве это казалось ей жалкими фокусами. Не имея других альтернатив, Хейзел пришла к выводу, что пока следует использовать то, что ей доступно – развивать контроль, концентрацию и область применения для уже имеющихся навыков. С простой левитацией предметов было относительно легко – сперва волшебница просто поднимала в воздух скрепки – одну, потом две, три, затем – целую горстку и удерживала их на весу неподвижно как можно дольше. В дальнейшем она по нарастающей увеличивала сложность заданий, которые ставила перед собой – сперва заменив скрепки на более тяжелые предметы, затем задавшись целью перемещать предметы, удерживая их в воздухе – это ей удавалось с трудом. Первую серьезную неудачу Хейз потерпела пытаясь удерживать несколько предметов неподвижными, при этом перемещая один или несколько других. Когда ей совершенно не удалось продвинуться в выполнении этого задания, юная Поттер поставила перед собой другую непростую задачу, о которую так же запнулась на долгое время – левитация предметов без прямого зрительного контакта. Хейзел упорно подвешивала в воздухе один из учебников и пыталась читать другой. Изначально не получалось ничего – стоило отвести взгляд от поднятой в воздух книги – и она моментально летела на пол. Но упорство и труд, как известно – сила, и постепенно это стало получаться. Но тут же перед ней встала новая проблема – как только она отвлекалась, погружаясь в чтение – мгновенно теряла концентрацию и книга вновь и вновь оказывалась на полу. На решение только этой проблемы у Хейз ушло несколько месяцев. Она, отчаявшись найти вых
Read more
Potter Life 18 Jul, 17:42
од в медитациях и концентрации, анализировала, что именно она делает не так, чего не хватает и пыталась придумать какой-то кардинально иной подход. Разбираясь в механизме использования магии и прислушиваясь к своим ощущениям Хейзел сумела-таки выстроить для себя более-менее понятную схему выполнения любых магических действий. Наличие волшебной силы и мысленная визуализация желаемого результата, в понимании Хейзел, являлись двумя основными условиями для выполнения заклинаний. Хейзи пришла к выводу, что этого достаточно для простых действий, но для выполнения более сложных комбинаций следовало придумать что-то ещё. Раздумывая над тем, как именно она может улучшить свою технику, Хейзи решила попробовать, кроме четкого представления желаемого результата, добавить еще и мысленную визуализацию самого заклинания. И это, как показала в дальнейшем практика – принесло действительно хороший результат и помогло в итоге решить обе поставленные задачи. Для начала выполняя простейшее, давно отработанное заклинание, Хейз пыталась прочувствовать как именно она вкладывает магию в предмет. Сделать это было сложно – что-то она ощущала, однако подобрать подходящую аналогию для визуализации долго не могла. В итоге более-менее приемлемый результат получился, когда Хейзи пыталась четко представить в себе сосуд с магией, из которого она тонкой струйкой перенаправляла силу на скрепку, которую пыталась поднять в воздух.
Изначально это создавало трудности в выполнении простых, уже давно отработанных действий. По аналогии с ходьбой – человек, который без проблем передвигается, начав задумываться о том, как именно он это переставляет ноги, пытаясь контролировать и анализировать каждое свое движение начнет спотыкаться на каждом шагу. Так и направление магического потока – инстинктивно у нее получалось без проблем, однако попытка делать это осознанно с наскока ей не удалась. Заново учась выполнять простейшие заклинания, более глубоко вникая в структуру магии, Хейзел постепенно привыкла ощущать и направлять магический поток. А после того, как она научилась не только визуализировать, но и контролировать количество отдаваемой ею силы, в других, более сложных действиях, ради которых и затевался этот эксперимент, наметился большой прогресс. Вкладывая больше силы в магический поток Хейз сумела-таки удерживать три металлических шарика в воздухе, а еще два шарика вращать вокруг них. А читая учебник, практически не отвлекаясь, направляя поток силы на подвешенную в воздухе книгу смогла наконец-то левитировать предмет без зрительного контакта и сильной концентрации. Поставив точку в вопросах левитации предметов, Хейз стала экспериментировать с созданием света – еще в раннем детстве, при необходимости, она была способна создавать на ладони небольшой шарик холодного света. Для начала Хейзел попыталась создать второй источник. Волшебница все увеличивала и увеличивала поток отдаваемых сил, но все, что у нее получалось – это два тусклых шарика и спустя минуту она падала без сил и с трудом выполняла простейшие заклинания ещё несколько часов. Потерпев сокрушительную неудачу, Хейз решила изменить концепцию, и вместо того, чтоб создавать один мощный поток – попробовать при помощи визуализации создать два более слабых. Это требовало большей концентрации, но забирало меньше сил. И когда наконец-то получилось – вопрос с созданием нескольких шаров света был решен. В дальнейшем она захотела скомбинировать это заклинание с левитацией. Поднять шарик в воздух оказалось значительно сложнее, чем любой материальный предмет, так как Хейз необходимо было создать уже два разных потока магии, что требовало от нее серьезной сосредоточенности. Разбираясь со всем этим Хейзи заметила, что количество силы, которую ей необходимо вкладывать в поддержание заклинания – обратно пропорционально степени ее собранности во время создания заклинания. Хейзел попробовала поэкспериментировать и результат заставил ее надолго задуматься – магический поток, используемый ею для выполнения заклинания левитации ложки без концентрации был, по ощущениям, примерно в десять раз толще, чем поток, который ей необхо
Read more